Категория: Записки пианистки

Основной инстинкт

 

… Перепёлки, вальдшнепы, бекасы, дикие утки, куропатки, фазаны, рябчики… Да, я дочь охотника.

Каждую пятницу много лет подряд я принимала активное участие в будоражащем воображение мероприятии по снаряжению патронов. Всё происходило обычно в нашей просторной столовой. Главные действующие лица — папа и я. На столе —  гильзы, дробь, порох, картечь, пыжи, аптечные весы, малюсенькие мерные стаканчики. Папа доверял мне отмерять и ссыпать в патрон дробь и порох, пыжами тоже «заведовала» я. Дальше над патронами колдовал он сам, а я смотрела. В самом конце прописывались калибры, а потом заливались расплавленным воском. Калибры были разные, в зависимости от того, на какую именно дичь он планировал охотиться. Готовые патроны я под папиным руководством укладывала в кожаный патронташ. По калибрам. Я не уставала от этого процесса. Он мне никогда не надоедал. Наоборот, процесс завораживал. 

Спустя много лет я случайно нашла в балконном шкафу целый ящик с магазинными, фабричными патронами разного калибра. Зачем он их покупал, если не собирался использовать? Скорее всего, он любил возиться с ними собственноручно.

В папином сейфе хранились ИЖ-27, ТОЗ-64 и французский «Идеал». Ещё была воздушка. Но она была в «свободном доступе»- для нашего с братом баловства.

«Идеал» был папиной гордостью. Да и как он мог ею не быть?! Это было просто чудо, а не ружьё.  Изящное, грандиозное. Подарок. Коллекционная двустволка, с дарственной надписью, серебряной гравировкой, инкрустациями из слоновой кости. После каждой охоты папа прочищал его шомполом, а я потом заглядывала в начищенные до блеска зеркальные стволы. На охоту он брал только «Идеал». Ездил всегда с друзьями. И обязательно с парой охотничьих собак. Папа даже умудрился попасть в охотничью энциклопедию.

1991-ый. Гражданская война в Грузии. Ни работы, ни денег соответственно. И папа  принимает решение продать «Идеал». И продаёт. Частному коллекционеру. Предлагали выставить его на аукцион, но не было времени. Мне трудно представить, чего стоило ему принятие такого решения. Он так гордился этим ружьём. Для него это была не вещь, а друг, нечто одушевлённое, практически член семьи. Вот тогда я в первый и последний раз видела папины слёзы. Украдкой. 

Вскоре воцарился мир и покой. Но в папе что-то сломалось. Оставшиеся два ружья он подарил сыновьям своих друзей-охотников. Больше на охоту он не ездил. Знаю, что и сегодня папа тоскует по «Идеалу». Сколько литературы он собрал за эти годы о своём ружье — просто горы. А тут ещё недавно его друг-охотовед написал какую-то толстенную книгу про оружие и охоту. Конечно, подарил папе  экземплярчик. С дарственной надписью: "«Идеальному» Нику от друга." Через столько лет и снова «Идеал».

… Да, я Николаевна...

… Папа учил меня препарировать дичь. Сам он делал это красиво, уверенно. В моём распоряжении был набор ланцетов. Острейших. Разделка перепелов производилась только ланцетами. Никаких ножей. Я пробовала на вкус всю вышеперечисленную дичь, но особой популярностью в нашей семье пользовалась именно и только перепёлка. Когда папа возвращался с охоты, я перебирала дичь, перепёлок оставляла нам, а остальных птиц раздавала соседям. Никогда не ели диких зайцев — не пользовались успехом. Папа отдавал их друзьям, с которыми вместе охотился. А мне привозил пушистые хвостики. Я их прятала, а мама потом незаметно выбрасывала. 

Охоте папа посвящал каждую субботу: часа в 3-4 утра за ним приезжала машина, а к 1-2 ночи он уже был дома. Никогда не ездил с ночёвкой. Если с вечера в коридоре появлялись ботфорты, то это означало, что предстоит охота на бекасов. Ну, а если на другую дичь — тогда высокие ботинки. Я слишком много знала.) Перед самым отъездом папа долго целовался и шептался с мамой в коридоре — я слышала из своей комнаты, лёжа в постели.

Каждый год в новогоднюю ночь небо озаряется фейерверками, а мы стреляли из «Идеала» — каждому члену семьи разрешалось произвести парочку выстрелов. Конечно, в небо. В звёздное небо. С балкона 5-го этажа. И звуки эти перекрывали все фейерверки. Ах, и эта отдача при выстреле! очень волнительно.

Безжизненные птичьи тушки, прошитые навылет. Я гладила их. Но никогда не плакала над ними. Потому что это были трофеи. А над трофеями не плачут.

Почти в любом супермаркете можно купить перепёлку. Голую и здоровенную. Эти магазинные перепёлки, откормленные какой-нибудь тётей Мотей, не имеют ничего общего с настоящим диким перепелом. Не покупала и не куплю. Ведь я знаю и толк и вкус. А это всё не то, не то...

Охота — красивое хобби для настоящего мужчины. Что бы кто ни говорил. Когда имеешь сложную, ответственную работу, то надо уметь отдыхать от неё. Каждый сам организует и планирует своё хобби. 

Основной инстинкт...

Обсудить у себя 3
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: